Между нами, конструкторами 8 глава

Военный городок тесен, все на виду. И скоро мы узнали, что у Николая Сергеевича еще есть одно увлечение, казалось бы стоявшее совсем в стороне от его служебной деятельности. Охотников интенсивно участвовал в спектаклях драмкружка, в каких играл его отпрыск. Выступал он там в качестве оформителя-декоратора. Отлично зная традиционную литературу Между нами, конструкторами 8 глава, отрисовывал декорации.

Позднее Николай Сергеевич перебежал в научно-исследовательский институт, работал в тесноватом контакте с выдающимся теоретиком и практиком оружейного дела В. Г. Федоровым.

Полигон, полигон... Не могу без глубочайшего волнения мыслить и гласить о людях, делавших все вероятное для того, чтоб на заводские сборочные потоки пришло первоклассное орудие Между нами, конструкторами 8 глава, помогавших конструкторам и выявить недочеты в образчиках, и дать советы по совершенствованию орудия. Можно ведь было подходить и формально: отметил положительные и негативные черты, зафиксировал их в отчете — и довольно. Перевесили плюсы, — означает, будут советовать орудие для доработки, минусов больше набралось — эталон в музей.

Тем и славился полигон, что усилия его Между нами, конструкторами 8 глава профессионалов направлялись на главное — в критериях жесткой конкуренции, строжайшего отбора выявить в каждом образчике все его наилучшие свойства. И даже если он не был допущен к повторным испытаниям либо сошел с дистанции на заключительном шаге, испытатели, другие спецы стремились к тому, чтоб идеи, уникальные подходы к конструкции Между нами, конструкторами 8 глава могли обрести 2-ое дыхание, вторую жизнь в последующем поколении орудия, в новых разработках.

Полигон подчинялся Главному артиллерийскому управлению, и конечно его работники, в особенности отвечавшие, за развитие стрелкового вооружения, можно сказать, не вылезали отсюда. Со многими из их мне довелось работать в тесноватом контакте, тем паче что мы Между нами, конструкторами 8 глава и знакомились обычно тут, на полигоне.

Как-то зашел я по служебным делам в отделение испытаний группового орудия. Открыл дверь кабинета и увидел что-то жарко обсуждавших испытателя Александра Андреевича Малимона и незнакомого мне инженер-капитана. Услышал ясно последнюю фразу, произнесенную инженер-капитаном:

— Да ты не смотри, кто исполнял этот документ, я Между нами, конструкторами 8 глава его исполнял. Вникни лучше в содержание нашей программки.

— Ну если вы исполняли, тогда другое дело. Сейчас я буду знать, с кем уточнять вопросы, — жадно улыбнулся Александр Андреевич и, заметив меня, махнул рукою: — Входи, входи, не смущяйся.

Вот познакомься. Инженер-капитан Смирнов, старший ассистент начальника отдела управления стрелкового вооружения Между нами, конструкторами 8 глава ГАУ. — Малимон, любивший во всех вопросах точность, отрекомендовал собеседника по званию и должности.

— Старший сержант Калашников, — представился я.

— Конструктор, — добавил въедливый Александр Андреевич.

— Очень приятно, — протянул руку Смирнов. — Нам нужно обязательно побеседовать позже. О вашей работе я уже слышал.

Так продолжим наш разговор, — оборотился инженер-капитан к Между нами, конструкторами 8 глава Малимону. — Пусть и старший сержант послушает.

Речь, оказывается, шла о дополнениях к программке тесты доработанного серийного изделия, предложенных Малимоном.

С Евгением Ивановичем Смирновым у нас сходу сложились теплые дела, и не прекращались они до его совсем внезапной для меня кончины в конце 60-х годов. А в год, когда произошла наша Между нами, конструкторами 8 глава 1-ая встреча, Смирнов занимался вопросами доработки станкового пулемета СГ-43, нередко бывал на полигоне. Мы о многом, встречаясь, гласили, в большинстве случаев конкретно о работе над тем либо другим прототипом, о ходе либо результатах испытаний. Позднее, когда он являлся заместителем начальника Головного управления Министерства обороны, я часто бывал у Между нами, конструкторами 8 глава него дома в Москве. И вновь дискуссии не о личном, а о том, чем жили: он — на службе, я — в конструкторском бюро, на заводе. В сознании только отмечалось, как рос он в воинских званиях: в конце 50-х годов поздравил его с получением первой генеральской звезды, позже — 2-ой.

И вот только Между нами, конструкторами 8 глава на данный момент, при подготовке этих записок, обратившись к документам, вызнал, каким был актуальный путь человека, долгие и длительные годы отвечавшего в управлении конкретно за развитие современного вооружения, его создание, с которым нередко встречался по служебным делам то в Москве, то на заводе, куда он приезжал в командировки повсевременно.

За Между нами, конструкторами 8 глава полтора месяца до начала войны Смирнов с различием закончил артиллерийскую академию и был ориентирован в Ленинград военпредом на один из оборонных заводов. Служил в блокадном городке. Позже — предназначение на Урал, на другой завод.

«Работая на заводах по приемке образцов стрелкового орудия, много внимания уделял увеличению свойства орудия, оказывал огромную помощь Между нами, конструкторами 8 глава заводам», — отмечалось в аттестации Смирнова военных лет.

Как это было принципиально тогда, в годы войны, чтоб качество орудия, отправляемого на фронт, росло с каждым деньком. От представителей военной приемки зависело в ту пору очень почти все.

С завода Евгения Ивановича скоро перевели в один из отделов ГАУ. И начальник Между нами, конструкторами 8 глава отдела инженер-подполковник Мандич, аттестуя подчиненного, запишет: «В 1944 году конкретно участвовал в доработке станкового пулемета Горюнова и модернизации станкового пулемета Максима. В итоге проведенной модернизации существенно стала лучше работа образцов... Награжден орденом Красноватой Звезды. Полностью заслуживает присвоения воинского звания инженер-майора во внеочередном порядке».

И еще Между нами, конструкторами 8 глава запись в личном деле Смирнова, относящаяся уже к 1955 году: «Являлся главным лицом в отработке автоматов и пулеметов».

Так как в протяжении многих лет Смирнов вправду являлся главным лицом в ГАУ в отработке принципно нового автоматического стрелкового орудия, то мне, конструктору автоматов и пулеметов, конечно много пришлось поработать с Евгением Ивановичем Между нами, конструкторами 8 глава, выскажемся так, в одной связке. А полигон нередко был местом нашей совместной работы.

Естественно, мои заметки о полигоне и его людях военных лет (я веду отсчет с 1943 года) и первых послевоенных далековато не исчерпывают всего того, о чем можно было бы поведать. На мой взор, его история, вклад Между нами, конструкторами 8 глава конструкторов, профессионалов, служивших и работавших на полигоне в различные годы, в дело усовершенствования системы стрелкового вооружения, начиная со денька его сотворения, заслуживают отдельного исследования. Ведь полигон неотделим от истории российского стрелкового орудия, потому что повсевременно давал жизнь новым, все более совершенным образчикам.

Может быть, мои оценки людей, о которых Между нами, конструкторами 8 глава я сказал, не совпадут с воззрением тех, кто их знал. Что ж, каждый преломляет отношение к тому либо иному человеку через призму личного видения, через ситуации, в каких им довелось встречаться и работать, в конце концов, через призму пережитого и отдаленного десятками лет. Учтем и другое: был я в ту пору Между нами, конструкторами 8 глава совершенно юным конструктором и общение с каждым, кто встречался на моем актуальном пути, рассматривал сначала с позиций обогащения опытом, как проф, так и прозаическим.

К величайшему огорчению, научно-испытательный полигон стрелкового вооружения поделил судьбы многих кораблей, самолетов, другой военной техники, других, схожих ему, воинских частей в то Между нами, конструкторами 8 глава время, когда почти все, считаю, непродуманно резали, высылали в металлолом, расформировывали, сокращая Вооруженные Силы в конце 50 — начале 60-х годов.

Расформирование полигона в 1960 году по своим предстоящим последствиям явилось, на мой взор, не оправданным не только лишь для испытательного дела, для научной работы, да и для нас, конструкторов-оружейников. Ведь Между нами, конструкторами 8 глава была сокращена лаборатория живого опыта.

Пошли на слом испытательная техника и лабораторное оборудование, создававшиеся годами. Рассеялись по стране опытные кадры инженеров и техников. Только маленькая группа профессионалов старенького полигона влилась в состав другого полигона для организации маленького подразделения по прежнему профилю.

Конкретно конструкторским работам по предстоящему усовершенствованию российскей системы Между нами, конструкторами 8 глава вооружения был нанесен большой вред. Возросли сроки испытаний, сократился объем испытаний и экспериментально-технических исследовательских работ по оружейной теме... Но то было уже в шестидесятом.

Посреди же 40-х годов полигон продолжал давать мне уроки проф мастерства и конструкторского опыта.

Рождение АК-47

Очень живо в памяти, как ликовали мы в год Между нами, конструкторами 8 глава нашей Величавой Победы над фашистской Германией. Казалось, с победой в войне пришел на нашу многострадальную землю нескончаемый мир, который сейчас никто не посмеет нарушить.

И вдруг в августе южноамериканский империализм сделал беспощадную военную акцию — на японские городка Хиросиму и Нагасаки были сброшены атомные бомбы. 10-ки тыщ глупых жертв. Вновь Между нами, конструкторами 8 глава русские люди понимают, как хрупок и непрочен этот мир и как принципиально быть бдительным, быть во всеоружии к отражению хоть какой злости.

В особенности остро ощущали всю взрывоопасность послевоенной интернациональной обстановки, по-видимому, мы, конструкторы орудия и военной техники. Нас торопили с воплощением проектов в металл, ужесточили требования к высококачественным Между нами, конструкторами 8 глава характеристикам образцов.

Я собирался уехать с полигона в Ковров Владимирской области. На то были свои весомые предпосылки. Технические способности мастерской на полигоне не позволяли вести работу над автоматом. На ее базе работали уже несколько конструкторов над воплощением собственных проектов. Прибывший к нам из ГАУ инженер-подполковник В Между нами, конструкторами 8 глава. С. Дейкин сказал о принятом решении выслать меня на завод, где трудился в то время один из самых узнаваемых конструкторов-оружейников В. А. Дегтярев.

Перед отъездом с полигона я получил письмо из дому, из родной собственной Курьи, от сестры Анны Тимофеевны. Она докладывала о деревенских новостях. Поначалу, по обычаю, делилась удовлетворенными Между нами, конструкторами 8 глава известиями. Одна из их — остался живой, навоевавшись вволю, возвратился в родное село мой младший брат Василий. Пожалуй, на этом вся наша домашняя удовлетворенность и кончалась. Далее через каждую строчку чувствовались горючие слезы. Ну и как было без их обойтись, если пришли похоронки на наших старших братьев Ивана Между нами, конструкторами 8 глава и Андрея, если не дождалась Анна Тимофеевна и супруга собственного — Егора Михайловича Чупрынина, вкупе с которым прожила душа в душу много лет. Остались у нее трое ребятишек, остались без отца...

Письмо всколыхнуло во мне почти все. Очень хотелось повидать родных и близких. Сердечком рвался я на Алтай, а ехать пришлось в город Между нами, конструкторами 8 глава, с которым у меня было связано только то, что довелось мне работать там над модернизацией пулемета конструкции П. М. Горюнова, чье рабочее и творческое становление прошло в Коврове.

Признаться, поездка эта меня и веселила, и пугала. В особенности смущало то, что мне, сержанту, доведется работать рядом Между нами, конструкторами 8 глава с конструктором — генералом, да к тому же соревноваться с ним. Беспокоился, как воспримут на заводе «чужака», не станут ли ставить палки в колеса. Я ведь был из конкурирующей «фирмы».

Чтоб дать возможность мне резвее врасти в обстановку и познакомиться с людьми, со мной поехал представитель ГАУ инженер-подполковник В. С Между нами, конструкторами 8 глава. Дейкин. Это позволило на месте оперативно решить целый ряд организационных вопросов, а именно связанных с предназначением ко мне в помощь знающих дело конструкторов и опытнейших рабочих, без которых главный конструктор эталона, будь он хоть 7 пядей во лбу, не сможет по-настоящему отработать свое изделие.

Спецом по отработке технической документации, а Между нами, конструкторами 8 глава потом и по изготовлению образцов мне посоветовали юного конструктора Александра Зайцева. Мы с ним очень стремительно отыскали общий язык. Сблизили нас, по всей вероятности, юность и увлеченность делом. Мы были готовы денек и ночь пропадать на заводе, в особенности когда шла работа над первыми эталонами. Повсевременно вносили Между нами, конструкторами 8 глава какие-то конфигурации как в отдельные детали, так и в узлы в целом.

И вот 1-ые эталоны готовы. Можно приступить к отладочным испытаниям. Для их проведения на заводе имелся специально оборудованный тир. Я слышал, как там повсевременно шли стрельбы. Спросил в один прекрасный момент Зайцева:

— Кто это раз в день палит?

— Так Между нами, конструкторами 8 глава ведь испытывают бывалые эталоны Василия Алексеевича Дегтярева. Он готовится к роли в том же конкурсе, что и ты.

— Когда же нам испытывать собственный эталон?

— Дейкин на данный момент узнает, какое время выделят нам. В конце концов нам для отладочных стрельб отвели часы, когда тир покидали конструкторы Между нами, конструкторами 8 глава и отладчики КБ В. А. Дегтярева. Кстати говоря, как это ни феноминально, проработав практически год в Коврове, я так никогда и не повстречался со известным конструктором. Мы отрабатывали каждый свои эталоны, как будто отгороженные каким-то невидимым забором.

Подошло время подавать заявку на роль в сравнительных испытаниях. В Ковров прибыли представители Между нами, конструкторами 8 глава головного заказчика. Перед отправкой образцов на полигон они придирчиво проверили, в полной ли мере удовлетворены технические требования, предъявляемые критериями конкурса, обеспечены ли данные нормативы по кучности боя, по весу и габаритам орудия, по безотказности в работе, живучести деталей, по простоте устройства.

И тут у нас произошел, выскажемся так Между нами, конструкторами 8 глава, незапланированный прокол. При отработке дульного устройства испытание на кучность боя проводил у нас обычно один стрелок. Он так уверенно ощущал работу первых образцов (приловчился к ним, что ли?), что без особенных усилий не только лишь укладывался в данный норматив, да и перекрывал его. И я доложил заказчику, дескать, по этому параметру Между нами, конструкторами 8 глава у нас все в порядке. Незадолго до проверки орудия представителем заказчика узнаю: наш стрелок-отладчик уволился с завода и куда-то уехал. Особенного значения этому мы не дали, уверенные, что и без него будет достигнут нужный итог.

Но когда началась проверка, то прежних характеристик по кучности боя мы Между нами, конструкторами 8 глава достигнуть не смогли. До сего времени помню укоризненный взор представителя заказчика:

— Для чего вы меня околпачили?

Неплохим уроком стал для меня тот эпизод. Нельзя делать поспешных выводов, относиться легкомысленно, с пренебрежением к хоть какой мелочи, пока не убедишься, что эталон накрепко действует в руках каждого, кто берет его в процессе Между нами, конструкторами 8 глава проверки. Пришлось нам с Сашей Зайцевым и с отладчиками стремительно устранять недочет, доводить автомат по кучности боя до уровня, требуемого критериями конкурса.

Из всех бригад мы первыми прибыли на полигон, где в свое время родился проект моего автомата. Сейчас проект, воплощенный в металл, возвратился сюда в готовых Между нами, конструкторами 8 глава образчиках.

Знакомые подмосковные места. Встречи с теми, с кем сблизила совместная работа в годы войны. И самая хотимая встреча — с Катей, разлука с которой продолжалась практически год.

И вот один за одним на полигон стали приезжать конструкторы. В. А. Дегтярев шел от машины, не смотря по сторонам, думая о кое-чем Между нами, конструкторами 8 глава собственном. Прославленного конструктора Г. С. Шпагина я вызнал сходу, чуть повстречал его на одной из дорожек военного города. Видимо, отлично запомнил его лицо по публиковавшимся в газетах снимкам. С Сергеем Гавриловичем Симоновым поздоровались как давнешние знакомые. Вспомнили нашу совместную поездку на полигон, беседу в поезде.

Обмениваемся Между нами, конструкторами 8 глава воззрениями с Н. В. Рукавишниковым, Н. М. Афанасьевым, И. И. Раковым, К. А. Барышевым, работавшими на полигоне. Много знакомых лиц, опытнейших разработчиков.

Не утаю, вкрадывалась идея: «С кем ты взялся соревноваться? Ожидай, что первым покинешь полигон». И здесь же приходило спасительное: «Не боги горшки обжигают. И ты можешь одолеть в конкурсе».

Сомнения Между нами, конструкторами 8 глава и надежды. Без их конструктору ничего не сделать. Но, сомневаясь, непременно следует веровать в наилучший финал. Естественно, если отлично поработал над прототипом, если уверен внутри себя и в тех, кто для тебя помогает, если идешь на опережение технической мысли. Если не устаешь улучшать уже, казалось бы Между нами, конструкторами 8 глава, доведенное до кондиций изделие.

Глас собственного автомата я узнавал безошибочно. Мы нередко не присутствовали на сравнительных испытаниях лично, чтоб не вмешиваться в процесс стрельб. Иногда эмоции захлестывали неких конструкторов, и они мешали испытателям работать.

И вот сидишь другой раз на стуле либо стоишь перед чертежной доской и слушаешь, замирая, как «шьет Между нами, конструкторами 8 глава строчку» твое орудие. 1-го боишься: чтоб мелодия не оборвалась. Пауза — это, обычно, задержка. Помню, проходил тесты эталон моего карабина. Знал, в магазине 10 патронов. Вдруг услышал: в процессе очередной стрельбы изготовлено не 10 выстрелов, а меньше. Сорвался с места и бегом к телефону.

— В чем причина задержки? — спрашиваю испытателя.

— Да Между нами, конструкторами 8 глава не волнуйся ты ни о чем. На огневой предел вышел лось, и мы пока огнь закончили, — успокоил стрелок.

А в один прекрасный момент было и такое. Заметив, что в стрельбе произошел сбой, я снова вышел на связь.

— Не беспокойся, все в норме, — хохотал в телефонную трубку испытатель. — Просто мы поспорили Между нами, конструкторами 8 глава, среагируешь ли ты сейчас. Считай, что была проверка твоей нервной системы.

Хороша проверка, нечего сказать. Вобщем, обида здесь же забывалась. Без таких шуток, наверняка, не было бы выхода и тому нервному напряжению, которое безизбежно скапливалось в процессе испытаний. Кстати, бывалые испытатели на полигоне после первого денька стрельб могли сказать, в Между нами, конструкторами 8 глава какой очередности будут отвергнуты эталоны. Их догадки, обычно, подтверждались. И вот что для меня казалось необычным: в этой «обойме» не именовался мой автомат.

По-разному вели себя во время тесты образцов разработчики орудия. Любопытно было, к примеру, следить за Дегтяревым. Василий Алексеевич всем своим видом показывал, что его Между нами, конструкторами 8 глава не много занимают стрельбы и он весь во власти новых мыслях. Обычно метр садился в сторонке от всех и что-то сконцентрированно чертил на песке прутиком либо палочкой. И все таки, полагаю, равнодушие маститого конструктора было напускным. Просто ему хотелось побыть наедине с собой.

Г. С. Шпагин пристально анализировал Между нами, конструкторами 8 глава записи скоростей движения автоматики собственного орудия, весь уходил в размышления, сравнения первых же выстрелов.

Н. Булкин ревниво смотрел за каждым шагом испытателей, придирчиво инспектировал, как почищен эталон, непременно лично интересовался плодами обработки мишеней. Ему, видимо, казалось, что соперники могут подставить ножку. А у 1-го из конструкторов возбужденное состояние проявлялось Между нами, конструкторами 8 глава в словоохотливости. Он приставал то к одному, то к другому собеседнику с анекдотами. Ему почему-либо казалось, что из всех я самый терпеливый и внимательный слушатель, и он плел мне свои небывальщины, не подозревая, что по сути я все пропускал мимо ушей и задумывался о собственном.

Первым сдался Между нами, конструкторами 8 глава и уехал Шпагин. Расшифровав начальные записи скоростей движения автоматики собственного эталона, сопоставив данные, он, огорченный, заявил, что покидает полигон. Позднее создатель ППШ отказался совсем от предстоящего роли в конкурсной программке. Все почаще захлебывался от неописуемого напряжения, перегреваясь от нескончаемой стрельбы, эталон Дегтярева. Его автомат не показал не плохих результатов, и Василий Между нами, конструкторами 8 глава Алексеевич засобирался назад в Ковров. Здесь же пошли слухи, что старейшина конструкторов стрелкового орудия готовится нанести мощнейший удар соперникам в последующем туре испытаний. Но этого не случилось. Как ни удивительно, позднее, уже во 2-м туре, он, как и Шпагин, вышел из соревнования добровольно, не стал прилагать огромных усилий Между нами, конструкторами 8 глава к доработке эталона. Не стану гадать, чем объяснилась схожая пассивность известного конструктора. Может, сказывались вялость, напряжение военной поры, заболевания.

Окончательные результаты испытаний анализировались и рассматривались компетентной комиссией, куда входили и представители заказчика — Наркомата обороны, и ответственные сотрудники Наркомата вооружения. Выводы ее были, прямо нужно сказать, жестокими. Многие эталоны не Между нами, конструкторами 8 глава рекомендовались даже для последующих доработок, снимались с соревнования. Тяжело было глядеть на товарищей, вкупе с которыми только-только участвовал в жестком состязании, — столько огорчения было на их лицах. Каждый до последнего выстрела питал надежду на фуррор. Каждый... Но на повторные тесты с следующим устранением недочетов комиссия рекомендовала только Между нами, конструкторами 8 глава три эталона орудия. Посреди их — и мой автомат.

Я был переполнен счастьем, хотя до конечной победы было еще ой как далековато. Ведь из 3-х образцов только один мог иметь право на жизнь. И чтоб достигнуть в этом соревновании наилучших результатов, предстояло не просто доработать орудие, а сделать очередной высококачественный рывок Между нами, конструкторами 8 глава вперед. Было надо упростить отдельные детали, облегчить вес автомата, а это плохо смешивалось с улучшением кучности боя, на что мне тоже указали как на недочет. Требовалось убрать возможность повторения задержек при стрельбе. Словом, слабеньких мест в образчике хватало. В блокноте появились записи, расчеты, эскизные эскизы, направленные на улучшение автомата.

И Между нами, конструкторами 8 глава вновь путь в Ковров. За долгие месяцы работы он стал мне близким. Я обожал в редчайшие часы отдыха ходить на пристань, смотревшуюся в реку Клязьму. По реке нерасторопно шли басистые пароходы в Москву, Горьковатый, Владимир. Тогда еще в Коврове не было автобусного сообщения и все расстояния приходилось преодолевать Между нами, конструкторами 8 глава пешком. Вобщем, пешие прогулки доставляли наслаждение: маршруты пролегали обычно через сады, парки, скверы, которыми славился город.

Но особенной гордостью Коврова являлись два завода — экскаваторный и оружейный, нареченный позднее именованием В. А. Дегтярева. Шагающие экскаваторы «Ковровец» захватили тогда широкую популярность в народном хозяйстве, снимки этой могучей машины то Между нами, конструкторами 8 глава и дело появлялись на страничках наших газет и журналов как знак научно-технического прогресса. О другом, более известном, заводе пресса, обычно, молчала. И если о нем докладывали, то как о предприятии, выпускающем одну из марок байка. Меж тем славу ему принесли сначала люди, работавшие на оборону страны, на создание российского стрелкового Между нами, конструкторами 8 глава орудия, поступавшего на вооружение Красноватой Армии и сыгравшего значительную роль в разгроме немецко-фашистских захватчиков. В. А. Дегтярев, П. М. Горюнов конкретно тут воплощали в металл свои проекты. Материально-техническая база завода по тому времени была довольно современной. Ну и работали на нем спецы, понимающие свое дело до тонкостей Между нами, конструкторами 8 глава.

Ковровский завод по праву являлся не только лишь наикрупнейшим производителем автоматического орудия, да и разработчиком новых уникальных стрелковых систем. Намедни Величавой Российскей войны тут стали создавать разработанные своим КБ эталоны автоматического орудия — ручного пулемета ДП, 12,7-мм пулемета ДШК, пистолета-пулемета ППД, противотанкового ружья ПТРД. В военные годы заводчане освоили создание Между нами, конструкторами 8 глава и наладили серийный выпуск не только лишь собственных конструкций, да и ряда образцов военной техники, разработанных в других конструкторских бюро.

Чем поглубже вникал я в историю предприятия, узнавал его людей, тем радостнее было сознавать, что в процессе работы над автоматом судьба привела меня конкретно сюда. И до Между нами, конструкторами 8 глава войны, и в процессе ее завод по темпам освоения серийного производства новых систем автоматического орудия числился одним из наилучших в Наркомате вооружения. Помогавший мне в доводке изделия конструктор Александр Зайцев с гордостью говорил о профессиональном устроителе и руководителе В. И. Фомине, все военные годы являвшемся бессменным директором завода, о начальнике Между нами, конструкторами 8 глава производства инженере М. В. Жарком, слесаре Д. Е. Козлове, лекальщике П. В. Савине, главном конструкторе завода И. В. Долгушеве, ведущем конструкторе отдела головного конструктора С. В. Владимирове... Многих из их вызнал поближе, когда работал над автоматом.

Так что считаю, есть необходимость сказать, подробнее об этом заводе, дать несколько Между нами, конструкторами 8 глава штрихов из его, прямо скажем, боевой биографии.

Уже к концу июля 1941 года предприятие прирастило объем производства неких видов вооружения вчетверо по сопоставлению с июнем такого же 40 первого. В особенности показателен пример с освоением выпуска противотанковых ружей В. А. Дегтярева (ПТРД). Задачку срочного развертывания их производства поставили в конце августа 1941 года. К Между нами, конструкторами 8 глава тому времени все имеющиеся мощности были заняты созданием орудия, уже освоенного в производстве. Казалось бы, в резерве ничего нет. Но ковровцы отыскали выход. За счет чего? Повысили производительность труда, обширно внедрив изобретения и рационализаторские предложения, улучшив технологию производства изделий, применяя передовые способы производства и сборки. И Между нами, конструкторами 8 глава в октябре 1-ая партия ПТРД в количестве 300 штук была вручена фронтовым бронебойщикам.

Характерен таковой штришок. Одной из самых неловких операций при изготовлении орудия являлось так называемое формообразование канала ствола, нанесение нарезов. Ковровцы стали разработчиками нового способа формообразования — методом выдавливания нарезов, либо, говоря техническим языком, способа дорнирования. Для тех пор Между нами, конструкторами 8 глава этот способ, разработанный и внедренный в создание орудия калибра 7,62 мм инженером-исследователем М. С. Лазаревым и его группой, стал одним из выдающихся достижений в оружейном производстве. Довольно сказать, что его внедрение позволило в 50 и поболее раз уменьшить время выполнения одной из самых долгих операций и получить экономический эффект, исчисляемый миллионами рублей. В Между нами, конструкторами 8 глава предстоящем способ дорнирования был внедрен в создание систем орудия калибров 12,7; 14,5 и 20 мм. Новенькая разработка, на самом деле, произвела технический переворот в ствольном производстве.

В первой половине 1942 года завод смог в кратчайшие сроки освоить серийное создание 23-мм авиационной автоматической пушки ВЯ, разработанной тульскими конструкторами А. А. Волковым и С Между нами, конструкторами 8 глава. Я. Ярцевым. Иногда просто диву даешься, откуда ковровцы брали силы и способности, чтоб делать такие задания. А они смогли за несколько месяцев сделать выпуск надежной скорострельной автоматической пушки для вооружения штурмового самолета конструкции Ильюшина — Ил-2, наводившего ужас на фашистов и прозванного ими «черной смертью». Добавим, что сразу Между нами, конструкторами 8 глава с ВЯ-23 завод освоил к тому же создание пистолета-пулемета системы Шпагина (ППШ), улучшенного конструктором на базе опыта боевого внедрения и результатов массового выпуска.

Когда я приехал на Ковровский завод 1-ый раз, там царила по-особому приподнятая атмосфера. Оружейники все еще находились под впечатлением обстановки, сделанной вручением цредприятию высшей заслуги Между нами, конструкторами 8 глава Родины — ордена Ленина. Коллектив был удостоен ее за успешное выполнение заданий Муниципального Комитета Обороны по обеспечению Русской Армии авиационным и пехотным орудием. Начальник КБ В. А. Дегтярев был награжден полководческим орденом Суворова I степени. Считаю это награждение совсем справедливым. То, что сделал Василий Алексеевич как конструктор в годы войны, определяя Между нами, конструкторами 8 глава оружейную стратегию при разработке образцов, можно именовать вправду полководческим подвигом. Тем паче что Дегтяревым в грозное военное время был разработан, также усовершенствован ряд образцов стрелкового орудия, принятых на вооружение Русской Армии уже после Величавой Победы.

О значении вклада ковровских конструкторов в создание новых систем стрелкового орудия гласит Между нами, конструкторами 8 глава и таковой факт. За годы войны они сделали девять новых образцов вооружения, принятых в войсках, не считая работ по модернизации уже освоенных созданием систем. Так, исключительно в 1944 году заводом было поставлено на создание 6 новых образцов техники, из их три изделия освоены в поточном массовом изготовлении. Ни одному предприятию такового профиля Между нами, конструкторами 8 глава не удалось достигнуть схожих результатов.

Сам завод, его конструкторское бюро во время войны работали и на перспективу. Тут в те трудные годы проводились опытно-конструкторские и научно-исследовательские работы в области предстоящего совершенствования стрелкового вооружения, закладывавшие базы послевоенной системы стрелкового вооружения Русской Армии. Идет речь сначала о ручном Между нами, конструкторами 8 глава пулемете системы Дегтярева (РПД), самозарядном карабине системы Симонова (СКС) и конечно об образчиках автоматов, над доводкой которых нам пришлось работать на Ковровском заводе.

Когда поезд гнал нас из Москвы, я более всего ожидал встречи с Сашей Зайцевым, желал как можно резвее поделиться с ним своими новыми задумками по доработке орудия. Очень Между нами, конструкторами 8 глава обрадовался, лицезрев знакомое улыбчивое лицо. Чуть вышел из вагона, как попал в объятия друга.

Владимир Сергеевич Дейкин, сотрудний ГАУ, и на это раз сопровождавший меня с полигона, тронул Зайцева за плечо:

— Не задуши, Саша, нашего Михтима в собственных объятиях, видишь, как он похудел за время испытаний?

— Ничего, мы тут Между нами, конструкторами 8 глава его подремонтируем. — Саша разнял руки, заглянул мне в глаза. — И, если пожелает, поженим. У нас, в Коврове, считаю, самые прекрасные девицы, в особенности на ткацко-прядильной фабрике.

— Предложение твое, Саша, опоздало, — засмеялся Дейкин. — Михтим одолел не только лишь на сравнительных испытаниях, он успел покорить и девичье сердечко.

— Ты что, вправду Между нами, конструкторами 8 глава женился? — изумленно вскрикнул Зайцев.

Я молчком кивнул головой.

— Если б я знал, Владимир Сергеевич, что такое произойдет, мы не отпустили бы Мишу на полигон, — оборотился мой друг к Дейкину и притворно-огорченно вздохнул. — Какого жениха утратили!

— Хватит, хватит об этом, — замахал я руками. — Давайте о деле гласить.

И стал Между нами, конструкторами 8 глава вытаскивать из кармашка священный блокнот с расчетами: не терпелось поведать Зайцеву о том, что родилось в голове в процессе испытаний по совершенствованию эталона. Дейкин перехватил мою руку.

— Нет, о деле будем гласить только завтра. На дворе уже сумерки. Нам с тобой, Михтим, нужно мало отоспаться. Так что Между нами, конструкторами 8 глава сдаем эталоны под охрану — и в гостиницу.

Владимир Сергеевич был неумолим, как ни пробовал я его уверить, что нам с Сашей очень нужно кое-что прикинуть уже на данный момент. Дейкин оказался прав. Чуть я коснулся подушки, как здесь же заснул — сказалось нервное напряжение последних дней испытаний. И пришла Между нами, конструкторами 8 глава во сне моя Катя, Катюша, первой в свое время принесшая мне известие о том, что жюри утвердило проект моей «стрелялки». После практически года разлуки, вызванной работой в Коврове, встретившись, мы сообразили, что не можем друг без друга. Так полигон и стал для нас местом регистрации брака. И сходу Между нами, конструкторами 8 глава — разлука. Катя работала чертежницей в конструкторском бюро полигона и ехать со мной в Ковров не могла. Словом, у меня были семейные предпосылки для рвения как можно резвее возвратиться с доработанным прототипом для новых сравнительных испытаний.


mezhdunar-strahovoj-biznes-otdelnie-vidi-strahovaniya-vnesheekonomich-deyat-ti-7-glava.html
mezhdunarodnaya-akademiya-biznesa.html
mezhdunarodnaya-associaciya-obshestvennih-organizacij-veteranov-voenno-morskogo-flota-i-podvodnikov.html