Между нами, конструкторами 17 глава

Но вернемся к нашему разговору. Мы понимали, что, сохранив устройство главных узлов и устройств автомата, нам придется внести и ряд конструктивных конфигураций, связанных с чисто пулеметными чертами. Скажем, существенное повышение дальности реального огня и мощности стрельбы, увеличение стойкости изделия, повышение емкости магазина, видоизменение формы приклада добивались собственных подходов.

— Виталий Николаевич Между нами, конструкторами 17 глава, — обратился я к Путину. — Твоя задачка будет не из обычных — оснащение ствола, включая легкие сошки, цевье и другие элементы.

— Нужно при всем этом учесть, что ствол по сопоставлению с автоматом будет удлинен, иметь огромную, чем у АКМ, массу, — увидел Крупин.

— Мне, как я понимаю, придется заниматься узлом приклада, — не дожидаясь моих Между нами, конструкторами 17 глава слов, произнес Крякушин.

— Угадал, Алексей Дмитриевич. Нужно обмыслить его форму, метод соединения со ствольной коробкой, чтоб бойцу комфортно было вести стрельбу из всех положений.

Очень неплох приклад у дегтяревского пулемета. Не стоит, наверняка, таковой опыт забывать. Только его необходимо сделать легче, а наплечник создать так, чтоб приклад не Между нами, конструкторами 17 глава падал с плеча. Ну и сохранить в нем место для масленки, принадлежностей.

— А я, видно, на подхвате буду, — рассмеялся молчавший ранее Коряковцев.

— На твою долю, Ливадий Георгиевич, дел хватит. Будешь подключаться к инженерным расчетам, к испытаниям. Главное — присматривайся хорошо, набирайся опыта.

Коряковцев тогда только пришел к нам в группу после Между нами, конструкторами 17 глава окончания института. Юный, двадцатидвухлетний инженер, полный честолюбивых планов, с неплохой теоретической подготовкой, он просто рвался в бой, желал сходу все выяснить, все испытать.

Мы продолжали уточнять позиции перед решительным штурмом, который предстояло нам выполнить в процессе унификации образцов. Почти все продумывалось ранее, как, к примеру, вопрос питания пулемета патронами Между нами, конструкторами 17 глава, повышение емкости магазина. Правда, не так просто давалась разработка дискового магазина на 75 патронов. 1-ые их эталоны делались вручную слесарем-отладчиком Богдановым. Всю техно документацию, условия, описание в расчете на общее создание делали техники, копировальщицы под управлением Крупина. Так как выпуск пулеметов было решено сделать на одном из примыкающих Между нами, конструкторами 17 глава оборонных заводов, туда и была выслана вся документация на магазин.

К огорчению, массовый выпуск отлаживался с трудом. На завод выехал Крупин. Оказалось, в конструкцию магазина вносились на месте малозначительные доработки, а в переработанные нами документы конфигурации вносились бессистемно. Все это породило путаницу. Владимир Васильевич позвонил мне:

— До Между нами, конструкторами 17 глава сего времени не могу разобраться, кто и что делал, где и что отражено.

— Что задумывается по этому поводу главный конструктор завода? — уточнил я.

— Он предлагает убить запутанную документацию и сделать все поновой, согласно технологии.

— А твое мировоззрение?

— Думаю, что наилучший выход — поступить так, как предлагает главный конструктор. По другому Между нами, конструкторами 17 глава мы еще более запутаемся и упустим драгоценное время.

— Для тебя на месте, естественно, виднее. Так что действуй, исходя из сложившейся обстановки.

Да, и такие, очень не обыкновенные, складывались иногда ситуации. Они еще раз подтверждали: вольно заносить изменение в какую-либо конструкцию очевидно не нужно. Но если уж доработка делается, то Между нами, конструкторами 17 глава она должна органически вписываться в отработанную конструкторами орудия техно документацию, во всю технологическую цепочку. Но, как выяснилось позднее, освоение выпуска опытнейшей партии магазинов было плохим не только лишь из-за свободного внесения конфигураций в техно документацию, да и из-за неудовлетворительного технологического оснащения производства инвентарем, приспособлениями и калибрами.

Конструктору-оружейнику сильно Между нами, конструкторами 17 глава много приходится заниматься так именуемой маленькой, предварительный работой. И не все юные инженеры, сталкиваясь с ней, воспринимают ее как подабающее, нужное, непременное условие удачной конструкторской деятельности. Практически каждому из их охото сходу проектировать эталон в целом поновой. Можно осознать юных профессионалов: они еще в институте настраивались сказать свое Между нами, конструкторами 17 глава, неповторимое слово в конструировании. А то, что существует практический, я именовал бы его, алфавит — наброски, чертежи, деталировка устройств, узлов, переключение на конструирование легких деталей, изготовка, сборка, отладка их в опытнейшем цехе, тесты в тире, — у неких как-то не укладывается в голове. Им время от времени кажется, что их Между нами, конструкторами 17 глава зажимают, отвлекая на решение второстепенных задач в конструировании, если даешь что-то высчитать либо отправляешь в цех поработать совместно с отладчиками.

Естественно, самый лучший вариант для ведущего разработчика орудия, чтоб к нему в КБ приходили инженеры-конструкторы не с университетской скамьи, а конкретно с производства. Но, к огорчению, не Между нами, конструкторами 17 глава всегда так выходит. Вобщем, мне-то пенять грех. Во-1-х, при разработке опытно-конструкторской группы в нее вошли инженеры, прошедшие перед этим неплохую школу конкретно на производстве. Они позже стали крепким ядром нашего конструкторского бюро, многие из их проработали в нем не один десяток лет. Во-2-х, юные Между нами, конструкторами 17 глава спецы, вошедшие в КБ позднее, в 60-е и 70-е годы, практически все органически влились в коллектив благодаря товарищеской поддержке конкретно нашего ядра. Не смогли удержаться практически единицы, так и не принявшие душой ежедневной предварительный работы.

В особенности много таковой работы появлялось в процессе унификации образцов. Что пугало юных конструкторов, так Между нами, конструкторами 17 глава это то, как будто решение вопросов унификации сузивает их творческий кругозор, уводит в сторону маленьких доработок, ограничивает рамки новаторского поиска. Приходилось приводить в пример работу выдающихся конструкторов В. Г. Федорова, В. А. Дегтярева, С. Г. Симонова, не раз пытавшихся, считая задачку унификации приоритетной, решить ее на базе Между нами, конструкторами 17 глава собственных образцов.

Правда, им так и не удалось до конца окончить свои планы в силу разных обстоятельств. Посреди их, считаю, не последнюю роль сыграло событие, связанное с отработкой деталей на живучесть, с той предварительный, иногда нудной и изматывающей работой.

Мы продолжали ею заниматься. В один из дней Пушин, который Между нами, конструкторами 17 глава настреливал в тире, испытывая детали, по 20 и поболее тыщ выстрелов, зашел ко мне и положил на стол затвор.

— На 20 первой тыще у основания боевых выступов появились микротрещины, — доложил Виталий Николаевич. — Не выдерживает деталь. Что-то нужно делать.

— Твое предложение?

— По-моему, есть смысл выискать новейшую ее форму.

— Заметьте, микротрещины образовались там, где Между нами, конструкторами 17 глава острые углы, — бросил реплику Крупин, рассматривавший в это время затвор.

— Ты полагаешь, их лучше сгладить?

— Во всяком случае, я попробовал бы ввести особые радиусы у основания боевых выступов, — продолжил Владимир Васильевич. — Согласен с Путиным, придется при всем этом изменить несколько форму затвора. Но, на мой взор, игра стоит Между нами, конструкторами 17 глава свеч.

— Тогда будем оформлять все графически, а Богданов пусть поработает в цехе, убирая углы и делая радиусы. Нет возражений? — Я пододвинул деталь к краю стола.

Пушин, взяв со стола затвор, ушел в цех, а мы с Крупиным стали продумывать, какие детали можно перевести на железное литье по выплавляемым моделям. Такая Между нами, конструкторами 17 глава задачка была поставлена пред нами в связи с острой необходимостью предстоящего сокращения трудозатратности производства деталей, необходимостью высвобождения рабочих, станков, также с запуском цеха четкого литья на примыкающем предприятии. Способом приходилось воспользоваться в первый раз, и, как перед всем новым, сначала одолевала робость. Но, как говорится, глаза боятся, а Между нами, конструкторами 17 глава идея работает и руки делают. Литье по выплавляемым моделям отлично пошло при изготовлении газовой каморы, кольца цевья и неких других деталей. Они нормально жили и при 25 тыщах выстрелов, и поболее. Тесты затворов на живучесть после внесения радиусов в основания боевых выступов подтвердили корректность принятого решения.

Пришлось нам поменять по Между нами, конструкторами 17 глава ходу работы свои взоры и на штамповку. Тот вариант, который нас устраивал в автомате, очевидно не мог подойти полностью и вполне к пулемету. И мы, чтоб прирастить крепкость деталей, изменяли при штамповке толщину листа, направление волокон, делали их под углом. Пробовали почти все. У ударно-спускового механизма, к примеру, практически Между нами, конструкторами 17 глава все детали пришлось переводить на изготовка из поковок.

Очень нам посодействовал контакт с заводскими технологами, металлургами. Они дали квалифицированные советы по технологии производства, по маркам стали. Изготовляя вкладыш ствольной коробки, курок и в особенности ударник, мы опробовали много марок, пока не тормознули на рациональном варианте. Скажем, защелка межциклового замедлителя Между нами, конструкторами 17 глава, совершенно уж неказистая деталь по сопоставлению со многими другими, а вот повозиться довелось значительно, пока обусловили, из какой марки стали она будет более крепкой.

Естественно, были в нашей будничной работе и празднички. Какой-то из них в особенности запомнился всем нам. Связан он со 150-летней годовщиной нашего завода Между нами, конструкторами 17 глава. И запомнился не только лишь тем, что многим нашим заводчанам, в том числе и конструкторам, вручили в тот денек высочайшие муниципальные заслуги. Меня лично потрясло другое: как много рядом с нами жило и трудилось хранителей истории завода — наистарейших его работников, начинавших собственный трудовой путь еще в конце прошедшего — начале XX Между нами, конструкторами 17 глава века, и как не достаточно мы знали о их!

Пожалуй, в первый раз тогда вызнал об умопомрачительной судьбе династий Алексеевых, Кузьминых, Никитиных, Путиных, Пилиных, Трубициных и многих других, начавших свою рабочую родословную от основания завода.

У нас как-то изредка входил разговор об этом. А ведь Между нами, конструкторами 17 глава у Крупина, к примеру, отец, Василий Алексеевич, возглавлял заводские механические мастерские в 20-е годы. Славная и давнишняя рабочая биография была в семьях Путина, Крякушина, Богданова... После того юбилея мы как-то, мне показалось, по-особому смотрели друг на друга. Еще более прибавилось почтения, крепче стала творческая и духовная близость. А это Между нами, конструкторами 17 глава все помогало в работе.

В деньки, когда мы доводили эталон ручного пулемета, к нам на завод приехал Д. Ф. Устинов, тогда уже заместитель Председателя Совета Министров СССР. Мы отлично знали привычку Дмитрия Федоровича сперва ознакомиться с тем, что изготовлено, что запущено в серию либо осваивается в производстве. В Между нами, конструкторами 17 глава большенном зале на столах разложили продукцию. Представлено было не только лишь боевое орудие нашей системы, да и эталоны охотничьего и спортивного орудия, разрабатываемого нашими коллегами-конструкторами.

Первому пришлось докладывать мне. Я осторожно спросил:

— Каким временем располагаете, Дмитрий Федорович?

— Ох и хитер конструктор, — отозвался Устинов. — Считай, что располагаем тем Между нами, конструкторами 17 глава временем, в течение которого для тебя любопытно будет говорить, а нам любопытно слушать.

Он прошел повдоль столов, быстро оглядел эталоны и оборотился к провождающим его нескольким военным и штатским товарищам.

— Послушайте пристально конструктора. Представленное нам автоматическое стрелковое орудие, унифицированные системы — новый шаг вперед в оружейном деле.

Эталоны лежали по порядку Между нами, конструкторами 17 глава; два базисных — автомат АКМ и ручной пулемет РПК и вся семья, рожденная на их базе. Автомат для ВДВ (воздушно-десантные войска) и других родов войск — АКМС — с железным раскладным прикладом. Автомат с ночным прицелом для пехоты — АКМН и АКМСН. И еще три ручных пулемета — соответственно РПКС и с ночными прицелами РПКН Между нами, конструкторами 17 глава и РПКСН.

Докладывая, я именовал несколько цифр.

— Если сопоставить АКМ с АК, то достоинства первого по сопоставлению с его старшим «братом» смотрятся так: вес уменьшился на 20 5 процентов, кучность боя при автоматической стрельбе стала лучше в полтора-два раза.

— Какова степень внедрения прогрессивных материалов и заготовок? — уточнил Устинов.

Признаться Между нами, конструкторами 17 глава, я ожидал этого вопроса. Дмитрий Федорович очень ревниво относился к тому, как конструкторы употребляют новые способы формообразования деталей, новые марки сталей, и всегда интересовался применением всего этого в изготовлении изделий.

— Мы попытались существенно упростить технологию производства деталей, в особенности более сложных, за счет отказа изготовлять их фрезерованием из поковок и Между нами, конструкторами 17 глава перевода на прохладную штамповку из листовой стали. Часть деталей делается из четких литых заготовок. — Я взял в руки автомат и стал его разбирать.

— Лицезреем, что отлично в этом направлении поработали, — приостановил меня заместитель Председателя Совета Министров. — Каковой эффект от инноваций?

— Существенно сокращен расход легированных дорогостоящих сталей Между нами, конструкторами 17 глава. Трудозатратность производства каждого изделия снижена на 20 процентов, расход металла — на 13 процентов.

— Это все по модернизированному автомату. — Дмитрий Федорович снова пошел повдоль столов, на одном из их притронулся к ручному пулемету. — Скажи, пожалуйста, как соотносится трудозатратность производства твоего изделия, скажем, с дегтяревским РПД?

— По технологической оценке трудозатратность РПК составляет 60 процентов Между нами, конструкторами 17 глава от трудозатратности РПД, наш пулемет на два килограмма легче дегтяревского.

— Неплохой показатель, — откликнулся на мои слова один из сопровождавших Устинова товарищей. — Но это сравнимо с предыдущим прототипом. А чем характеризуется в целом, как вы ее окрестили, семья ваших унифицированных образцов, в чем ее достоинства, чем они отличаются друг от друга?

— Сначала Между нами, конструкторами 17 глава тем они прибыльны в эксплуатации, что главные детали и узлы, к примеру, ручного пулемета, входящие в войсковую разборку и сборку, стопроцентно схожи с автоматными как в производстве, так и в ремонте. Даже если боец спутал их (смешались детали от пулемета и автомата), то орудие все равно будет накрепко Между нами, конструкторами 17 глава стрелять.

— Другими словами, можно гласить, как я понимаю, о стопроцентной взаимозаменяемости целого ряда деталей и узлов на всех модификациях автоматов и пулеметов вашей системы? — уточнил генерал, стоявший поближе всех ко мне.

— Совсем правильно. Скажем, магазины АКМ и РПК, невзирая на значительные различия в конструкции, различные по емкости и внешнему Между нами, конструкторами 17 глава облику, полностью взаимозаменяются не только лишь на всех модификациях образцов, да и на нашем первенце — АК. Что касается комплекса ручных пулеметов, то производственная и войсковая унификация характеризуется последующими данными: коэффициент применяемости деталей (берется отношение числа взятых наименований к общему числу всех наименований) составляет от 43 до 98 процентов, применяемости узлов Между нами, конструкторами 17 глава — от 23 до 95 процентов. — Я направил внимание всех на плакаты, где было наглядно отображено, какие детали и узлы взаимозаменяемы.

— Спасибо. — Устинов подошел ко мне и обратился к тем, кто его аккомпанировал: — Я думаю, товарищи, вы составили для себя представление о том, как выгоден для войск и для производства решительный поворот к унификации орудия Между нами, конструкторами 17 глава. 1-ое. Наибольшая простота устройства, надежность в работе. 2-ое. Высочайшая технологичность. Третье. Дешевизна производства изделий. 4-ое. Войсковая ремонтопригодность.

Дмитрий Федорович поглядел на часы.

— Мы с вами работаем уже час. А у нас еще запланировано знакомство с новыми эталонами спортивного и охотничьего орудия, позже —- стрельба в тире. Так, Иван Федорович Между нами, конструкторами 17 глава? — обратился он к директору завода.

— В тире для стрельбы все готово. После осмотра представленных образцов сможете проверить все орудие в действии, — подтвердил Белобородов.

Когда знакомство с эталонами завершилось, всех пригласили в тир. Устинов шел совместно с директором завода. По дороге он пригласил меня присоединиться. Я поразмыслил, что Дмитрий Федорович желает Между нами, конструкторами 17 глава продолжить разговор о работе нашей группы. Завершая отладку образцов на базе АКМ, мы уже врубились в конкурс по проектированию и созданию одного пулемета под винтовочный патрон. Но совсем внезапно Устинов спросил:

— Доложи, когда ты последний раз в отпуске был?

Я смешался, не зная, как реагировать на его вопрос Между нами, конструкторами 17 глава, начал вспоминать.

— Кажется, года четыре вспять...

— Так не годится, товарищ конструктор. — Дмитрий Федорович чуток замедлил шаг, чтоб директор завода вышел с ним на одну линию. — Иван Федорович, вроде время у нас на данный момент не военное, чтоб ваши конструкторы по нескольку лет в отпуск не могли ходить. Задумайся Между нами, конструкторами 17 глава над этим хорошо.

Мне было тогда не очень комфортно. Ведь в том, что я издавна не прогуливался в отпуск, повинет не столько директор, сколько я сам. Стремясь в может быть недлинные сроки довести, доработать совсем весь комплекс орудия, не мог покинуть завод. Попробовал разъяснить ситуацию Устинову, но он уже Между нами, конструкторами 17 глава перевел разговор на другую тему.

— Ответь мне еще на один вопрос: на каком транспорте ты ездишь по районам, решая служебные вопросы, выполняя свои депутатские обязанности, встречаясь с избирателями?

— На личном. На собственной «Победе», — ответил я.

— И сколько же раз ты посиживал в грязищи, буксовал на раскисших от дождика Между нами, конструкторами 17 глава дорогах, вытаскивал машину из ям при помощи трактора? — поинтересовался Устинов.

— Разве здесь упомнишь все, — ответил я, больше недоумевая, к чему он клонит разговор.

Мы зашли в тир. Беседа наша оборвалась. Последствия же ее я ощутил через несколько месяцев, когда в мое распоряжение заводом был выделен ГАЗ-69, юркий легковой вездеходик Между нами, конструкторами 17 глава, предшественник современных «уазиков», неподменный на сельских дорогах, в особенности той поры.

Дмитрий Федорович был хорошим стрелком, тонко ощущал орудие. Всегда сам кропотливо готовил его к ведению огня. Из модернизированного автомата АКМ он стрелял в прошедший собственный приезд, потому сходу подошел к ручному пулемету. Кстати говоря, он лично опробовал в Между нами, конструкторами 17 глава действии все эталоны нашей системы по мере их принятия на вооружение.

Из РПК Устинов сделал несколько маленьких и длинноватых очередей. Произвели осмотр мишени. Пули легли достаточно кучно, и Дмитрий Федорович удовлетворенно произнес:

— Кажется, вышло хорошо.

И предложил сопровождавшим его товарищам испытать, как работают новые эталоны.

В собственной жизни мне довелось Между нами, конструкторами 17 глава окончить, как я их называю, две академии. 1-ая — армия, в рядах которой я стал конструктором. 2-ая — завод, где совершенствовался как разработчик орудия, выходил на новый высококачественный уровень конструирования и где работаю уже более сорока лет. Обе они мне дороги собственной неподражаемой школой творческого опыта.

Естественно, не обходилось и Между нами, конструкторами 17 глава без конфликтов, и без недопонимания того, что предлагал. Бывало всякое. Но я произнес бы о нашем заводе так, как гласил Д. Ф. Устинов, работая на нем в 1934 году, будучи на преддипломной практике:

«Здесь мы обучались созидать за чертежом не только лишь деталь либо узел, как молвят, в натуре, да и то Между нами, конструкторами 17 глава, как его необходимо изготовлять, каким инвентарем, из какого материала. Тут ко мне пришло осознание того, что старенькые мастера именуют „душой металла“, — осознание, без которого нереально представить ни идею, логику и структуру конструкции, ни сложную и умную жизнь устройств и машин. И в конце концов, тут я не только Между нами, конструкторами 17 глава лишь мозгом, да и сердечком воспринял давным-давно известную, как молвят, азбучную правду, состоявшую в том, что базу хоть какого производства составляют не техника, не разработка, не сырье либо энергия. Ее составляют люди».

Могу подтвердить слова Д. Ф. Устинова многими примерами. Да, я пришел на завод юным, но уже сложившимся конструктором Между нами, конструкторами 17 глава, сполна вкусив и горечь неудач, и удовлетворенность творческого взлета. Но я сходу воспринял завод как академию, где предстояло оттачивать свою конструкторскую идея, где мои планы будут проходить строгую проверку, где непременно встречу людей, вкупе с которыми обрету удовлетворенность новых творческих находок,

И я не ошибся. Металлурги и Между нами, конструкторами 17 глава экономисты, технологи и отладчики, инструментальщики и аналитики, токари и чертежницы, механики и фрезеровщики — многие учавствовали в судьбе выстраданных мною новых образцов, в судьбе изделий, воплощенных в металл. Конструктор не может творить один. Важное его качество, исхожу из своей практики, — умение впору подключить, использовать познания, опыт, мастерство каждого из Между нами, конструкторами 17 глава этих профессионалов.

Когда шла работа над созданием семьи унифицированных образцов орудия, мы поставили впереди себя задачку достигнуть высочайшего производственного коэффициента применяемости деталей и узлов и их взаимозаменяемости при ремонте. Чем, какими силами и средствами обеспечить ее выполнение? Тут сначала требовалось соединение наших усилий, усилий конструкторов и целой группы аналитиков, способных кропотливо Между нами, конструкторами 17 глава, с наибольшей точностью сделать расчеты по каждой детали, по каждому узлу, на каждый зазор дать по 10-ку и поболее размеров.

Такая группа аналитиков по распоряжению головного конструктора В. И. Лавренова была сотворена. Организационно она заходила в конструкторское бюро, связывавшее разработчиков орудия с текущим созданием. Возглавлял бюро В. А. Харьков, тот Между нами, конструкторами 17 глава человек, которого мы называли ходячей энциклопедией. Как-то мне потребовалось выяснить несколько размеров 1-го из узлов мосинской винтовки. Валерий Александрович, как будто он только-только поглядел в чертежи, выдал их и в 10-х, и в сотых мм. Меж тем наш завод уже давным-давно не выпускал эти Между нами, конструкторами 17 глава винтовки. Но Харьков, оказывается, с военной поры помнил фактически все из нескольких тыщ расчетные размеры ее деталей и узлов даже... в дюймах.

Судьбу В. А. Харькова обычной не назовешь. Как отпрыск инженера, репрессированного в конце 30-х годов, он обязан был бросить институт (отца реабилитировали посреди 50-х). Работал в цехе. Повсевременно Между нами, конструкторами 17 глава занимался самообразованием. Владея свойствами прирожденного математика, мог выполнить сложнейшие расчеты, дать им обоснование. После него работу можно было не инспектировать — все выверено тщательнейшим образом. Я не помню варианта, чтоб им и его подчиненными допускались ошибки в размерах.

В группе аналитиков под стать Валерию Александровичу подобрались и спецы Между нами, конструкторами 17 глава. Увлеченные своим нелегким делом, Н. Н. Ардышев, Ф. М. Дорфман, Н. А. Чукавина (в замужестве Бонштедт) терпеливо, задумчиво, делали всю работу, обосновывая документально, как необходимо обеспечивать в производстве каждый размер. Помогало им то, что они все конкретно знали теорию сопротивления материалов, теоретическую механику.

Как аналитики довели работу до конца, мы вышли с Между нами, конструкторами 17 глава предложением отменить клеймение деталей, как это было принято при производстве АК. Сейчас уже сама конструкция модернизированной и унифицированной системы нашего орудия позволила сделать реальностью полную взаимозаменяемость деталей и узлов, а весь технологический процесс обеспечивался наибольшей точностью зазоров, размеров, допусков, кропотливо просчитанных и обоснованных.

Так замыкалась та Между нами, конструкторами 17 глава цепочка от разработчика орудия до производства, о которой гласил Д. Ф. Устинов: унификация и стандартизация образцов и автоматизация производства орудия.

После того как отменили клеймение, на конвейере стало работать на несколько 10-ов человек меньше. Безпрерывно росла автоматизация массового выпуска орудия. В этом процессе активное роль воспринимали многие рабочие и инженеры Между нами, конструкторами 17 глава. Какой-то из них — слесарь Н. А. Лучихин. Он много сделал для того, чтоб заавтоматизировать изготовка деталей автомата. Переоборудовав собственный станок, Николай Аркадьевич принудил его работать без роли человека. В бункер закладывалось несколько 10-ов деталей, и любая из их, пройдя в обработке не одну операцию без вмешательства человека, поступала в готовом Между нами, конструкторами 17 глава виде на сборочный поток.

На лицевом счету Н. А. Лучихина — авторство в разработках и внедрении более 100 новшеств в области автоматических и автоматических устройств, которые отличают оригинальность в решениях, надежность в работе и простота в изготовлении. Николай Аркадьевич награжден орденом Ленина, ему присвоено звание «Заслуженный рационализатор РСФСР Между нами, конструкторами 17 глава».

О нем, как и о другом рабочем — Н. К. Семенове, ставшем гордостью завода, много писала заводская многотиражка. Свое 1-ое рационализаторское предложение Николай Кузьмин подал сначала 30-х годов, когда, отслужив срочную службу, возвратился на завод и работал слесарем по ремонту станков. Объектами его технического творчества, неустанного поиска стали самые трудозатратные операции Между нами, конструкторами 17 глава. 10-ки рабочих рук удалось вызволить в цехе благодаря разработкам, внедренным им в производственный процесс своими руками. Посреди таких разработок — уникальные приспособления и станки-автоматы. Николай Кузьмич, проработавший на заводе более полвека, отмечен высшей заслугой страны — орденом Ленина.

Много можно поведать о людях, конкретно в процессе освоения и массового выпуска наших изделий Между нами, конструкторами 17 глава обеспечивавших высшую производительность труда, хорошее качество продукции, упрощавших с экономической точки зрения создание орудия за счет внедрения рационализаторских предложений. Вспоминая каждого из их, еще поглубже понимаешь, что основная гордость завода, база его достижений, воплощения всех наших конструкторских мыслях в жизнь — рабочие и инженерные кадры, компетентные, болеющие за Между нами, конструкторами 17 глава дело, свято хранящие и приумножающие славные трудовые традиции завода.

Таким был и директор завода И. Ф. Белобородов, в протяжении четверти века возглавлявший его. Он приехал на завод юным спецом еще в 1934 году после окончания механического института. Начинал тут мастером кузницы, в годы войны был начальником цеха. В послевоенное время Между нами, конструкторами 17 глава коммунисты выбрали Ивана Федоровича секретарем парткома. С этого выборного поста его и назначили на должность директора. Награды И. Ф. Белобородова в развитии российского машиностроения отмечены 2-мя золотыми медалями «Серп и Молот».

Иван Федорович вышел из той славной когорты инженеров, большая часть которых пришло на завод в предвоенные годы и подросло Между нами, конструкторами 17 глава тут в командиров производства. Со многими из их мне пришлось работать, решать вопросы в различные периоды моей конструкторской деятельности. Это уже упоминавшийся мной директор завода К. А. Тихонов (его сменил И. Ф. Белобородов), главные инженеры А. Я. Фишер, И. А. Шарапов, С. В. Дандуров, Б. Ф. Файзулин, главные технологи В Между нами, конструкторами 17 глава. П. Болтушкин, К. Н. Мамонтов, М. И. Миллер, главный конструктор В. И. Лавренов. Они все помогали в кратчайшие сроки довести изделие и освоить его в производстве, вкладывая в это свои богатые познания, практический опыт и силы.

Счастлив, что в протяжении многих лет работал с ними рядом. Счастлив, что конкретно Между нами, конструкторами 17 глава завод сблизил нас, отдал возможность выяснить друг дружку через напряженный творческий труд.

Как-то в общении И. Ф. Белобородов именовал завод кузницей, выковывающей личности. Сопоставление это Ивану Федоровичу, видимо, было навеяно его долговременной работой в кузнечном цехе. Но в его словах — правда. Конкретно в рабочем коллективе формируется личность Между нами, конструкторами 17 глава труженика, проходит его закалка. Конкретно в нем вырабатывается одна из важных черт социалистического производства — общее рвение выполнить задачку лучше, резвее, надежнее, проявляясь в дружной, согласованной работе конструкторов, технологов и производственников.

У каждого завода своя рабочая биография. У моего (я считаю, что, как и каждый труженик нашего бессчетного коллектива, имею Между нами, конструкторами 17 глава право именовать его так) она умопомрачительно цельная, пронизанная концентрированным воплощением созидания вещественных ценностей для народа и средств защиты наших революционных завоеваний. Начав свою биографию с маленький железоделательной фабрики и построенного на этой базе оружейного завода, он вырос практически за два века в массивное производственное объединение, поставляющее в народное Между нами, конструкторами 17 глава хозяйство станки, байки, авто, спортивно-охотничьи ружья и электрической пилы для дровосеков.

Начав сначала XIX века с производства пик, тесаков, шашек, сабель, кремневых ружей, завод стал могучим арсеналом для армии предводителя М. И. Кутузова в Русскую войну 1812 года, для Красноватой Армии — в Величавую Русскую войну 1941 — 1945 годов.

Горжусь, что на Между нами, конструкторами 17 глава нашем заводе работали и на данный момент работают искуснейшие мастера, каждого из которых по праву можно именовать Левшой. Горжусь, что конкретно тут появились на свет мои наилучшие системы автоматического стрелкового орудия. За создание какой-то из них на базе одного пулемета ПК под винтовочный патрон группа конструкторов, в том Между нами, конструкторами 17 глава числе и я, была удостоена Ленинской премии.

Чемодан со стволами

В конкурс по созданию унифицированного, либо, как его обычно называют, одного, пулемета под винтовочный 7,62-мм патрон я включился совсем внезапно себе. Фактически, соревнования, как такого, уже не было. К этому времени проходил войсковые тесты единый пулемет, разработанный Г. И. Никитиным Между нами, конструкторами 17 глава и Ю. М. Соколовым. Конструкторы работали над ним пару лет и сделали необычную систему, совсем новейшую по сопоставлению с ранее принятыми эталонами СГ-43, РП-46, СГМ.

Вот что писал по этому поводу Г. И. Никитин в письме создателю книжки «Советское стрелковое оружие» Д. Н Болотину:

«В 1953 — 1958 годах мною вместе Между нами, конструкторами 17 глава с Ю. М. Соколовым проводилась работа по созданию одного пулемета. Были спроектированы, сделаны и испытаны несколько образцов. В итоге этих работ и испытаний был решен ряд спорных вопросов о том, каким должен быть будущий эталон. Были решены вопросы о прикладе, стволе, магазинных коробках, о станке, спусковом механизме. В 1958 году Между нами, конструкторами 17 глава единый пулемет нашей конструкции проходил войсковые тесты. Он получил положительную оценку, после этого была сделана большая серия таких пулеметов».

В эти же годы мы у себя на заводе занимались модернизацией автомата, разработкой ручного пулемета и созданием унифицированных образцов на их базе. Морок хватало. Я и не помышлял о переключении на Между нами, конструкторами 17 глава решение каких-либо других опытно-конструкторских тем, пока не окончил свою работу до конца. О том, что Никитин и Соколов сделали неплохой эталон, я знал. Но поистине время от времени не думаешь, что тебя ждет, где ты потеряешь, а где отыщешь.


mezhdu-prochim-ti-vidish-kakoj-nibud-viigrish-ot-ispolzovaniya-wayland-primenitelno-k-upravleniyu-cvetom.html
mezhdu-scilloj-i-haribdoj.html
mezhdu-tem-petti-ne-dobilsya-bolshego-chem-post-nichego-ne-reshavshego-chinovnika-v-morskom-ministerstve.html